Забытые Истории

Весёлая царица

RSS
Весёлая царица

На исходе 1709 года Пётр I готовился торжественно отпраздновать в Москве Полтавскую викторию. 12 декабря он прибыл в Коломенское и на несколько дней погрузился в приготовления к празднеству.
1.ЗУБОВ Алексей Фёдорович. «Торжественное вступление русских войск в Москву после Полтавской победы 21 декабря 1709 г». 1711 г.








1.ЗУБОВ Алексей Фёдорович. «Торжественное вступление русских войск в Москву после Полтавской победы 21 декабря 1709 г». 1711 г.

18 декабря грандиозное шествие готово было начаться, но тут Петра известили, что Екатерина родила дочь.

Отложив торжество государственное, царь отправился на торжество семейное. Новорождённую нарекли Елизаветой. Имя это ранее в роду Романовых не использовалось, однако почему-то было любимым у Петра I. Лизеттой он назвал один из первых русских кораблей, сделанных по его проекту, своего любимого терьера и любимицу-лошадь — кобылу персидской породы, на которой он восседал в гуще сражения в день Полтавы.

Елизавета Петровна, как и её старшая сестра Анна, была внебрачным ребёнком. Пётр и Екатерина обвенчались лишь в 1711 г., после чего дочери Екатерины получили титул царевен, а спустя 10 лет, после принятия Петром титула императора — цесаревен.

2.Родители






2.Родители

Отец очень любил своих дочерей, а Елизавету называл «Лизеткой» и «четвёртой лапушкой» (по очерёдности появления на свет), но личного времени, по понятным причинам, уделял им крайне мало.

Росло любимое дитя вдали от царского двора, в подмосковных сёлах Измайлово, Преображенское, Покровское, или в Александровской слободе.

Воспитанием будущей императрицы занимались его сестра, царевна Наталья Алексеевна, и семья Меншикова. Это были набожные женщины, и заложенная в детстве религиозность станет неотъемлемой частью личности Елизаветы, не мешавшей ей, однако, жить жадно и страстно, пока позволяли силы...

Отец окружил её и старшую сестру Анну блеском и роскошью как будущих невест иностранных принцев, но не очень занимался их воспитанием. Елизавета росла неусидчивым и подвижным ребёнком, под присмотром «мамушек» и кормилиц из крестьянок, отчего хорошо узнала и полюбила русские нравы и обычаи. Для обучения иностранным языкам к цесаревнам были приставлены учителя немецкого, французского, итальянского языков. Грации и изяществу их обучал французский танцмейстер. Остальным наукам её обучили кое-как. По словам историка и публициста второй половины XVIII в. князя Щербатова, даже в зрелом возрасте она «не знала, что Великобритания есть остров». Юная цесаревна никогда не читала, проводя время на охоте, верховой и лодочной езде, в заботах о своей красоте.

Русская и европейская культуры сформировали характер и привычки будущей императрицы. Историк В. Ключевский писал: «От вечерни она шла на бал, а с бала поспевала к заутрене, до страсти любила французские спектакли и до тонкости знала все гастрономические секреты русской кухни».

Будучи только восьми лет от роду, Елизавета уже обращала на себя внимание своею красотой.

3. Портрет Елизаветы Петровны ребёнком. Художник И. Н. Никитин

3. Портрет Елизаветы Петровны ребёнком. Художник И. Н. Никитин

В 1717 году обе дочери, Анна и Елизавета, встречали Петра, возвращающегося из-за границы, одетыми в испанские наряды. Французский посол заметил, что младшая дочь государя казалась в этом наряде необыкновенно прекрасной. В следующем 1718 году введены были ассамблеи, и обе царевны явились туда в платьях разных цветов, вышитых золотом и серебром, в головных уборах, блиставших бриллиантами. Все восхищались искусством Елизаветы в танцах. Кроме лёгкости в движениях, она отличалась находчивостью и изобретательностью, беспрестанно выдумывая новые фигуры. Французский посланник Леви в 1719 году замечал, что Елизавета могла бы назваться совершенной красавицей, если бы не её курносый нос и рыжеватые волосы.

4.Каравак. Портрет в детстве








4.Каравак. Портрет в детстве

Елизавета, действительно, имела курносый нос, и нос этот (под страхом наказания) писался художниками только анфас, с лучшей его стороны. А в профиль портретов Елизаветы почти не существует, кроме случайного медальона на кости работы Растрелли и портрета Бухгольца.

Двумя годами позднее камер-юнкер голштинского герцога Берхгольц: «Великая княжна белокура и очень нежна: лицо у неё, как и у старшей сестры, чрезвычайно доброе и приятное; руки прекрасны».

Кстати, она была довольно рослой девушкой, особенно для своего времени — судя по её платьям, в зрелые годы её рост составлял 179 см.

Пока Елизавета росла, Пётр и Екатерина успели перебрать ей с десяток женихов. Пётр во время своей заграничной поездки 1717 года лично сватал её в Париже за французского короля, в то время 5-летнего Луи XV, но безуспешно.

Среди кандидатов в женихи младшей дочери Петра в разные годы числились также немецкие, испанские, португальские принцы и герцоги и даже персидский шах Надир. Но всякий раз что-то мешало, и Елизавета так и осталась без высокородного мужа. Впрочем, оно и к лучшему, так как впоследствии она смогла выбрать себе спутника жизни по любви, хотя и должна была жить с ним не в законном браке.

В год смерти отца Елизавете исполнилось 16 лет. Ещё через полтора года, после смерти Екатерины I, она осталась круглой сиротой.

Вице-канцлер Андрей Остерман хотел выдать Елизавету за нового юного императора – Петра II, чтобы таким образом воссоединить две ветви рода Романовых. Елизавета была старше племянника на 7 лет. Несмотря на это Пётр II не на шутку увлёкся своей весёлой тётушкой. Они вместе охотились, совершали верховые прогулки.

5.«Выезд императора Петра II и цесаревны Елизаветы Петровны на охоту», картина В.Серова.

5.«Выезд императора Петра II и цесаревны Елизаветы Петровны на охоту», картина В.Серова.

Но намечавшийся брачный союз перессорил придворные группировки (Долгоруковых и Меньшикова), которые надеялись оказывать влияние на юного императора, связав его брачными узами со своими ставленницами. Ранняя смерть Петра II поставила точку в этой необычной матримониальной истории.

После восшествия на престол Анны Иоанновны Елизавета Петровна поселилась в Москве, в слободе Покровской, а потом жила некоторое время то в Переславле-Залесском, то в Александровской слободе, что ныне город Александров. Она жила до крайности просто и скромно, сошлась с простыми слобожанами, в летние вечера водила с девушками обыкновенные русские хороводы, сама певала в этих хороводах русские песни, и мало того – даже сочиняла хороводные песни в народном стиле.

Елизавете Петровне приписывают известную песню:

Во селе, селе Покровском,
Серед улицы большой,
Расплясались, разыгрались,
Красны девки меж собой.

Словом, вела себя как истинная дочь «царя-плотника».

Утешение в эти годы она находила в объятиях красавца лейб-гвардейца сержанта Алексея Яковлевича Шубина.

6.Шубин

6.Шубин

Цесаревна привязалась к нему со всем пылом страсти. Она взяла его к себе, в свою маленькую свиту и сделала его ездовым. Она действительно любила его и думала соединить свой судьбу с его судьбой – она решилась на брак со своим возлюбленным.

Сохранились стихи, которые писала влюблённая цесаревна, обращаясь, как водится, к предмету её привязанности:

Я не в своей мочи огнь утушить,
Сердцем болею, да чем пособить?
Что всегда разлучно и без тебя скучно —
Легче б тя не знати, нежель так страдати
Всегда по тебе.

Шубин был любим гвардейцами, и это ещё более усиливало популярность цесаревны в войске. Через Шубина Елизавета Петровна сблизилась с гвардией. Как некогда стрельцы за царевну Софью Алексеевну, гвардейцы готовы были головы сложить за свою обожаемую красавицу-цесаревну.

По русскому обычаю, всякий солдат именинник стал свободно приходить к своей цесаревне, к своей «матушке», и приносил ей, попросту, именинного пирога, а ласковая цесаревна подносила ему чарку анисовки и сама выпивала за здоровье именинника. Матушка-цесаревна села в сердце каждого солдата. А Шубин, со своей стороны, нашёптывал, что дочь-де Петра Великого, да сидит в сиротстве, и солдатики уже проговаривались, что Петровой-де дочери «не сиротой плакаться», а сидеть бы ей на отцовском престоле.

Такое состояние умов в гвардии не могло не сделаться известным двору, и Шубин был схвачен. Вместо брачного венца на смелого гвардейца надели оковы и посадили в «каменный мешок» – особый род тесного одиночного заключения, в котором нельзя ни лечь, ни сесть.

Шубина, мечтавшего быть женихом цесаревны, ждала Камчатка. Мало того – его ждала и невеста: в поругание над дерзким мечтателем, его насильно женили на камчадалке.

В 1741 году, став императрицей, Елизавета приказала отыскать Шубина; «за невинное претерпение» он был произведён прямо в генерал-майоры и в майоры лейб-гвардии Семёновского полка и пожалован богатыми вотчинами во Владимирской губернии.

Между тем Анна Ивановна перевела её поближе к себе, в Петербург, под строгий присмотр.

7.Исаакиевский наплавной мост — первый мост в Петербурге, 1732 г.








7.Исаакиевский наплавной мост — первый мост в Петербурге, 1732 г.

Ей отвели небольшой дворец — Смольный дом, стоявший недалеко от Смольного двора, на котором производилась и хранилась смола для нужд Адмиралтейства. Цесаревна жила почти что в заточении, и не довольствуясь 40 тысячами рублями, которые отпускались казной на нужды её двора, занимала везде, где только могла достать. Место Шубина в её сердце заняли несколько молодых камер-пажей, а затем — уже более основательно — певчий из церковного хора Алексей Розум, о котором скажем подробнее в своё время.

8.Цесаревна Елизавета Петровна в юности. Неоконченный портрет. 1720-е годы.

8.Цесаревна Елизавета Петровна в юности. Неоконченный портрет. 1720-е годы.

Большинство мемуаров и документальных свидетельств сходились на том, что в эти годы Елизавета Петровна была необыкновенно привлекательна. Испанский посланник герцог де Лириа в 1728 году писал о 18-летней цесаревне: «Принцесса Елизавета такая красавица, каких я редко видел. У неё удивительный цвет лица, прекрасные глаза, превосходная шея и несравненный стан. Она высокого роста, чрезвычайно жива, хорошо танцует и ездит верхом без малейшего страха. Она не лишена ума, грациозна и очень кокетлива».

Замечателен отзыв о ней китайского посланника, бывшего в Москве в 1733-м году. Когда императрица Анна Иоанновна спросила его, во время бала, которую из присутствующих дам он считает самой красивой, то он отвечал: «в звёздную ночь трудно сказать, которая самая блестящая из звёзд». Но, видя, что императрица ожидает от него более определённого ответа, он, поклонившись Елизавете Петровне, добавил: «среди такого множества красивых дам, я считаю её самой красивой, и если бы у неё не были такие большие глаза, то никто не остался бы в живых, увидев её». На китайский вкус глаза Елизаветы казались велики. Но именно глаза-то у неё и были великолепны.

В письме к своей приятельнице жена британского консула при русском дворе леди Рондо даёт такую характеристику внутренних качеств цесаревны. «Своим приветливым и кротким обращением она нечувствительно внушает к себе любовь и уважение. В обществе она выказывает непритворную весёлость и некоторый род насмешливости, которая, по-видимому, занимает весь ум её; но в частной жизни она говорит так умно и рассуждает так основательно, что все прочее в её поведении есть, без сомнения, не что иное, как притворство. Она, однако, кажется искренней. Я говорю «кажется», потому что никто не может читать в её сердце. Одним словом, она – милое создание, и хотя я нахожу, что в настоящее время престол занят достойной особой, но нельзя не желать, чтобы впоследствии он перешёл к ней».

В течение всего 10-летнего царствования Анны Иоанновны Елизавета жила вдали от всех придворных и политических дел.

Русская традиция штурмом брать Зимний дворец была заложена 25 ноября 1741 года. Как и 176 лет спустя, решающую роль в этом сыграла гвардия — только не Красная, а Императорская.

9.Зимний дворец в те времена выглядел так.






9.Зимний дворец в те времена выглядел так.

Императрица Анна Иоанновна накануне своей смерти (17 октября 1740 года) назначила своим преемником Иоанна VI Антоновича, сына своей племянницы Анны Леопольдовны и её мужа герцога Антона Ульриха Брауншвейг-Люнебургского. Регентом при двухмесячном ребёнке был сделан всемогущий Бирон. Императорская милость смутила умного временщика, побаивавшегося столь открытого надругательства над национальной честью. «Не бойся», — ободрила его умирающая императрица, привыкшая за десятилетие к русской безропотности. Польский посол выразил французскому послу опасение, как бы русские не сделали теперь с немцами того же, что они сделали с поляками при Лжедмитрии. «Не беспокойтесь, — возразил тот, — тогда у них не было гвардии».

Но Бирон в своих сомнениях оказался проницательнее: на этот раз первой зашумела именно гвардия. Офицеры громко плакались на то, что регентство дали Бирону, солдаты же бранили офицеров, зачем не начинают. Тайная канцелярия находилась в каком-то замешательстве и не пресекала толков. На Васильевском острове капитан Бровцын, собрав толпу солдат, горевал с ними о том, что регентом назначен Бирон, а не родители малолетнего императора. Кабинет-министр Бестужев-Рюмин, ставленник Бирона, увидев беспорядок, погнался с обнажённой шпагой за Бровцыным, который едва успел укрыться в доме Миниха.

Расстановка сил обозначилась, но честолюбивый фельдмаршал превосходно выдержал паузу. Пообедав и дружески просидев вечер 8 ноября 1740 года у регента, Миних ночью с дворцовыми караульными офицерами и солдатами Преображенского полка, командиром которого состоял, арестовал Бирона в постели. Все участники этой сцены были вне себя: кто от возбуждения и радости, кто от изумления и страха. Солдаты порядком поколотили «курляндца» и, засунув ему в рот носовой платок, завернули в одеяло и снесли в караульню, оттуда в накинутой поверх ночного белья солдатской шинели отвезли в Зимний дворец, а затем отправили с семейством в Шлиссельбург.

Анна Леопольдовна, мать императора-ребёнка, провозгласила себя регентшей. Началась полная неразбериха, продолжавшаяся около года. Супруг Анны, произведённый в генералиссимусы русских войск, никак не мог решить, много это или мало, склоняясь все-таки к тому, что мало. Сама Анна Леопольдовна целыми днями просиживала в своей комнате неодетая и непричёсанная, не в силах придумать, с чего начать своё правление.

Немцы грызли горло друг другу, и Миних должен был уступить Остерману. Рядовые чины не стеснялись иметь политические убеждения. Регентство и немцы, связавшись в одно в народном сознании, сделались одинаково ненавистны. Толковали о цесаревне Елизавете Петровне: «А не обидно ли? Вот чего император Пётр I в Российской империи заслужил: коронованного отца дочь государыня-цесаревна отставлена». Были и такие, которые открыто отказывались присягать новому императору: «Не хочу — я верую Елизавет Петровне».

После провозглашения императором младенца Иоанна VI жизнь Елизаветы Петровны изменилась: она стала чаще бывать при дворе, встречаться с русскими сановниками и иностранными послами, которые в общем-то и уговорили Елизавету приступить к решительным действиям.

Переворот был подготовлен лейб-медиком Лестоком при участии послов Франции и Швеции.

В ночь на 25 ноября 1741 года, горячо помолившись Богу и дав обет в случае удачи во все царствование не подписывать смертных приговоров, Елизавета надела кирасу и в сопровождении всего троих приближенных отправилась в казармы лейб-гвардии Преображенского полка.

10.Филипп Москвитин «Присяга Преображенского полка Императрице Елизавете Петровне» (1995 г.).











10.Филипп Москвитин «Присяга Преображенского полка Императрице Елизавете Петровне» (1995 г.).

Там она сказала уже подготовленным гренадёрам, число которых доходило до трёхсот:

— Ребята, вы знаете, чья я дочь. Клянусь умереть за вас. Клянётесь ли вы умереть за меня?

Гвардия ответила утвердительным рёвом и, увлекаемая Елизаветой, устремилась к Зимнему дворцу, фасад которого выходил в сторону Адмиралтейства.

У каждого гвардейца было при себе по шесть боевых зарядов и по три гранаты. Однако ничего из этого боекомплекта, к счастью, им не понадобилось. Переворот совершился бескровно — настоящая дамская революция, по словам В.О. Ключевского.

11.«Цесаревна Елизавета Петровна в кордегардии Зимнего дворца». Лансере Е.Е.







11.«Цесаревна Елизавета Петровна в кордегардии Зимнего дворца». Лансере Е.Е.

Как вспоминал современник, князь Шаховской, «ночь была тогда тёмная и мороз великий». Солдаты спешили, а цесаревна путалась в длинных юбках и всех задерживала. «Матушка, так нескоро, надо торопиться!» — слышала она со всех сторон. Наконец, видя, что матушка не может ускорить шаг, гвардейцы подхватили её на плечи и внесли во дворец, словно новую Афину-Палладу в сияющих доспехах…

Никакого сопротивления не было, дворцовая стража почти поголовно перешла на сторону красавицы-цесаревны. Елизавета вошла в спальню Анны Леопольдовны и разбудила её словами:

— Пора вставать, сестрица!

— Как, это вы, сударыня? — спросила Анна и была арестована самой цесаревной. (Впрочем, некоторые источники утверждают, что Елизавета не присутствовала при аресте своей двоюродной племянницы.) Свергнутую регентшу отвезли во дворец Елизаветы. Герцога Ульриха, завёрнутого солдатами в одеяло, отправили вслед за его супругой.

12.Елизавета Петровна и Анна Леопольдовна на гравюре Б. Чорикова






12.Елизавета Петровна и Анна Леопольдовна на гравюре Б. Чорикова

Одновременно были взяты под стражу все влиятельные вельможи предыдущего царствования. «Все совершилось тихо и спокойно, — свидетельствует Миних, — и не было пролито ни одной капли крови; только профессор академии г. Гросс, служивший в канцелярии графа Остермана, застрелился из пистолета, когда его арестовали».

Некоторая заминка случилась при аресте годовалого императора. Солдатам был дан строгий приказ не поднимать шума, не применять насилия и взять ребёнка только тогда, когда он проснётся. Около часа они молча простояли у колыбели, пока мальчик не открыл глаза и не закричал от страха при виде свирепых физиономий гренадёр. Кроме того, в суматохе сборов в спальне уронили на пол четырёхмесячную сестру императора, принцессу Екатерину. Как выяснилось впоследствии, от этого удара она оглохла.

Императора Иоанна принесли Елизавете. Взяв его на руки, она произнесла:

— Малютка, ты ни в чем не виноват!

Не выпуская свою добычу из рук, она села в сани и отправилась в свой дворец. Малютка выглядывал из окошка саней и радостно улыбался ночным огням, которыми покрылся проснувшийся Петербург.

В ночи началась грандиозная попойка. Горожане, пишет Шаховской, «поднося друг другу, пили вино, чтоб от стужи согреваться, причем шум разговоров и громкое восклицание многих голосов «Здравствуй (то есть: Да здравствует!), наша матушка императрица Елизавета Петровна!» — воздух наполняли».

Наутро Елизавета в открытой коляске вновь отправилась в Зимний дворец, где была провозглашена императрицей.

Несмотря на морозную ночь, улицы Петербурга были заполнены ликующим народом. Все высыпали на улицу праздновать свержение немецкого засилья. Вскоре увидели и доказательства желаемых перемен. Все видные деятели предыдущего царствования, сплошь немцы, были отданы под суд. При дворе, в управлении, в дипломатии на первые места выдвигались русские люди. Гвардия, и в особенности Преображенский полк, была щедро награждена.

Так совершилась этот бескровный переворот, настоящая дамская революция, по выражению Ключевского. Правда, один пострадавший всё-таки был — несчастный младенец Иоанн Антонович. Впоследствии Елизавета приказала поместить его под арест в Шлиссельбурге. Его не воспитывали, не учили читать и писать, из всех развлечений ему позволялось только гулять. От такого обращения бедный Иоанн Антонович к 20 годам тронулся умом. В 1764 году, уже при Екатерине II, капитан Мирович попытался освободить его из крепости, но комендант, выполняя тайную инструкцию, успел прикончить царственного узника.

До её тридцатидвухлетия оставалось чуть более месяца.

13.1.Г.А. Качалов. Церемония коронации, проходившая в Успенском соборе. 1744. По рисунку Э. Гриммеля.(Коронационный альбом императрицы Елизаветы Петровны)








13.1.Г.А. Качалов. Церемония коронации, проходившая в Успенском соборе. 1744. По рисунку Э. Гриммеля.(Коронационный альбом императрицы Елизаветы Петровны)

Ее коронацию запомнили все москвичи: более пышных празднеств Москва 1742 года доселе не видывала. В качестве воспоминания о них в Москве сохранялись до 1927 года Красные ворота — они были сооружены в её честь, под ними проезжал коронационный кортеж. Уже тогда в полной мере проявились любовь государыни к ярким зрелищам.

13.2.Коронационное платье

13.2.Коронационное платье

Роскошное коронационное платье, расшитое золотыми и серебряными нитями, корона из двух килограммов позолоченного серебра, жемчугов и алмазов, бриллиантовые серьги и диадема – Елизавета Петровна очень старалась, чтоб произвести впечатление на своих подданных и продемонстрировать величие империи. Была объявлена массовая амнистия, вечером стены Кремля сотрясли залпы салюта, фасады окрестных домов были затянуты парчовой материей. В память о торжествах был издан «Коронационный альбом Елизаветы Петровны», иллюстрацию из которого вы видите.

14.И.А. Соколов № 30. Вид Успенского собора и Соборной площади. 1744. По рисунку Э. Гриммеля. (Коронационный альбом императрицы Елизаветы Петровны)








14.И.А. Соколов № 30. Вид Успенского собора и Соборной площади. 1744. По рисунку Э. Гриммеля. (Коронационный альбом императрицы Елизаветы Петровны)

Императрица Елизавета Петровна царствовала почти ровно 20 лет — по 25 декабря 1761 года. Это было знаменательное 20-летие, будто бы дуновение петровских времён, по крайней мере так казалось вначале. Царствование её прошло не без славы и, что ещё важнее — не без пользы. Многими своими привлекательными чертами эта эпоха была обязана личным качествам императрицы.

15.Портрет Императрицы Елизаветы I, художник Георг Христофор Грот

15.Портрет Императрицы Елизаветы I, художник Георг Христофор Грот

Елизавета принадлежала к тому поколению русских людей, которое воспиталось как бы между двумя культурными течениями: новыми европейскими веяниями и преданиями благочестивой старины. То и другое влияние оставило на ней свой отпечаток: отстояв в церкви вечерню, Елизавета ехала на бал, а с бала поспевала на заутреню.

Как послушная дочь своего духовника отца Дубянского, она строго соблюдала все посты и церковные обряды, а как ученица французского танцмейстера Рамбура была лучшей при дворе исполнительницей менуэта и русской пляски. Она вела довольно безалаберную жизнь, и хотя была ласкова и проста в обращении, легко выходила из себя и тогда бранилась на сенаторов самыми последними словами, а фрейлинам доставались и пощёчины.

«Однажды Наталья Лопухина, славившаяся своею красотой и потому возбуждавшая ревность государыни, вздумала явиться с розой в волосах, тогда как государыня имела такую же розу в причёске. В разгаре бала Елизавета заставила виновную встать на колени, велела подать ножницы, срезала преступную розу вместе с прядью волос, к которой она была прикреплена, и, закатив виновнице две добрые пощёчины, продолжала танцевать» (Казимир Валишевский).

Вместе с тем она была мечтательна и однажды в очарованном забытьи вывела на деловой бумаге не свою подпись, а почему-то звучавшие в её голове слова: «Пламень огн…» — может быть, слова из какого-нибудь популярного тогда романса или оперной арии.

Елизавета преклонялась перед памятью своего великого отца, от которого унаследовала его энергию: могла за двое суток (вместо обычных семи) домчаться от Петербурга до Москвы.

16.Пфандцельдт Лука Конрад. Елизавета Петровна на коне

16.Пфандцельдт Лука Конрад. Елизавета Петровна на коне

По восшествии на престол Елизавета Петровна именным указом упразднила Кабинет министров и восстановила роль Сената, «как было при Петре Великом». Сенат получил право законодательной инициативы. Чтобы упрочить престол за наследниками своего отца, она вызвала в Россию своего племянника, 14-летнего сына старшей сестры Анны, Петра-Ульриха, голштинского герцога, преобразила его в Петра Фёдоровича и объявила своим наследником.

В 1741 г. правительство простило недоимки крестьянам за 17 лет. В 1744—1747 годах проведена 2-ая перепись податного населения.

В конце 1740-х — первой половине 1750-х годов был осуществлён ряд серьёзных преобразований. В 1754 году Сенат принял постановление об уничтожении внутренних таможенных пошлин и мелочных сборов. Это привело к значительному оживлению торговых связей между регионами. Были основаны первые русские банки — Дворянский (Заёмный), Купеческий и Медный (Государственный).

Строились инвалидные дома и богадельни. Была организована комиссия по разработке нового законодательства, была облегчена рекрутская повинность.

При Елизавете были реорганизованы военно-учебные заведения. В 1744 г. вышел указ о расширении сети начальных школ. Открыты первые гимназии: в Москве (1755) и Казани (1758).

Начинается взлёт развития русской науки и культуры. В 1756 г. в Петербурге учрежден первый русский государственный театр, директором которого становится Сумароков. При ней создавал свои чудесные произведения архитектор Растрелли, она поощряла театр и музыку, ее фаворит Шувалов основал Российскую академию художеств и университет. Императорский указ об утверждении Московского университета содержал такие строки: «Пётр Великий погружённую в глубину невежества Россию к познанию истинного благополучия приводил, и по тому же пути желает следовать дочь его, императрица Елизавета Петровна».

17.Александр Маковский. Посещение императрицей Елизаветой Петровной мастерской М.В. Ломоносова








17.Александр Маковский. Посещение императрицей Елизаветой Петровной мастерской М.В. Ломоносова

При ней, наконец, раскрылся гений Михайлы Васильевича Ломоносова, пииты Сумароков, Тредиаковский и Херасков слагали первые сладкозвучные российские стихи, многое было при ней.

Мирная и беззаботная по складу своего характера, она, однако же, была принуждена воевать чуть ли не половину своего царствования. И делала это не без блеска, побеждая первого стратега того времени прусского короля Фридриха II Великого. Ещё раз побеждённая ею Швеция окончательно отказалась от мысли вернуть утраченные прибалтийские земли. Со своей 300-тысячной армией Елизавета легко могла стать вершительницей судеб Европы, но ей было так мало дела до европейского далека, что она до конца жизни пребывала в уверенности, что в Англию можно проехать сухим путём.

Впрочем, назвать Елизавету государственным человеком нельзя. В отличие от батюшки, заниматься государственными делами, вникать в их суть Елизавета не любила. Политике она отдавала час, а потехе – время.

Первое время, чувствуя свою высокую роль, она ещё старалась: ей присылали доклады и депеши, она их читала, делала пометки, давала распоряжения. Хотя, заседать в Сенате и слушать прения ей не нравилось. В 1741 и 1742 годах она была в Сенате 7 раз, в 1743 г. – 4 раза, а дальше и того меньше.

Постепенно все эти политические игры ей наскучили. Теперь документы готовили министры, ей следовало лишь поставить подпись, но и от этого она увиливала всеми возможными способами. Еёминистры иной раз по полугоду терпеливо дожидались удобного момента, чтобы склонить её подписать указ или письмо к иностранным монархам. Екатерина II писала: «У неё (Елизаветы) была такая привычка, когда она должна была подписать что-то особо важное, класть такую бумагу, прежде, чем подписывать, под изображение плащаницы, которую она в особенности почитала; оставив ее там какое-то время, она подписывала или не подписывала ее, смотря по тому, что ей подскажет сердце».

18.Гроот Георг Кристофор. Портрет Елизаветы Петровны в черном маскарадном домино с маской в руках. 1748

18.Гроот Георг Кристофор. Портрет Елизаветы Петровны в черном маскарадном домино с маской в руках. 1748

Зато к придворным праздникам Елизавета подходила с чрезвычайной серьёзностью. Выбирая наряд для очередного бала или маскарада, она несколько часов кряду примеряла разные платья. И было от чего впасть в замешательство! Её пристрастие к нарядам выходило за пределы разумного. Во время пожара в Москве в 1753 г. во дворце сгорело 4 000 платьев Елизаветы. Она оставила после себя в гардеробе больше 15 тысяч платьев и два сундука шёлковых чулок, несколько тысяч пар обуви и больше сотни неразрезанных кусков «богатых французских материй». Этого хватило, чтобы обеспечить костюмами все придворные спектакли и балеты на следующие полвека!

Больше всего на свете Елизавета любила веселье и роскошь. Крупная, но вместе с тем стройная, с красивым круглым и вечно цветущим лицом, она знала, что ей особенно идёт мужской костюм и любила являться в нем на маскарады без масок, куда мужчины должны были приезжать в обширных юбках и полном женском уборе. На таком маскараде прекрасно выглядела лишь сама императрица. Она казалась ещё красивее, окружённая толпой трансвеститов поневоле.

19.Портрет Елизаветы Петровны в мужском костюме. Л. Каравакк (?). Середина XVIII века.

19.Портрет Елизаветы Петровны в мужском костюме. Л. Каравакк (?). Середина XVIII века.

В 1744-м году, когда Елизавете Петровне было тридцать пять лет, Екатерина II, в то время ещё великая княжна, описывая бывший при дворе маскарад, в котором, по приказанию Елизаветы Петровны, мужчины явились в дамских костюмах, а женщины – в мужских, говорит: «Из всех дам, мужской костюм шёл вполне только к одной императрице. При своём высоком росте и некоторой дородности, она была чудно хороша в мужском наряде. Ни у одного мужчины я никогда в жизнь мою не видала такой прекрасной ноги; нижняя часть ноги удивительно стройна. Еёвеличество отлично танцевала, и во всяком наряде, мужском и женском, умела придавать всем своим движениям какую-то особенную прелесть. На неё нельзя было довольно налюбоваться, и бывало с сожалением перестаёшь смотреть на неё, потому что ничего лучшего больше не увидишь».

Всё в империи должно было существовать для красоты наипрекраснейшей из женщин. Закупками разных материй и галантерейных изысков занимались все без исключения иностранные посланники русского двора, и конечно, особое старание должны были проявлять в этом послы во Франции. Елизавета Петровна в подробностях расспрашивала французского посланника при дворе обо всех парижских новинках, обо всех новых магазинах и лавках, и потом её канцлер поручал русскому послу в Париже нанять «надёжную персону», которая могла бы подбирать вещи «по приличности мод и хорошего вкуса» и посылать все это в Петербург. Расходы на это шли немыслимые — 12 000 рублей. Но сверх того многие агенты ещё оставались должны, так как государыня не всегда своевременно расплачивалась.

20.Луи Токке. Портрет императрицы Елизаветы Петровны

20.Луи Токке. Портрет императрицы Елизаветы Петровны

Ни один из купцов, прибывший из заморских стран, а в особенности из Франции, не имел права продавать товар, пока сама государыня не отберёт себе нужные ткани и наряды.

Она устраивала форменные разборки с посмевшими ослушаться ее наказа. В июле 1751 года царица выговаривала чиновнику своего Кабинета Василию Демидову: «Уведомилась я, что корабль французский пришёл с разными уборами дамскими, и шляпы шитые мужские и для дам мушки, золотые тафты различных сортов и галантереи всякие золотыя и серебряныя, то вели с купцом сюда прислать немедля…»

Но купец, как видно, продал часть отобранного Елизаветой, так как она была общеизвестно скупа, и тогда разгневанная императрица пишет другое письмо: «Призови купца к себе, для чего он так обманывает, что сказал, что все тут лацканы и крагены, что я отобрала; а их не токмо все, но и единого нет, которые я видела, именно алые. Их было больше 20-ти, и притом такие ж и на платье, которые я все отобрала, и теперь их требую, то прикажи ему сыскать и никому в угодность не утаивать… А ежели, ему скажи, утаит, моим словом, то он несчастлив будет, и кто не отдает. А я на ком увижу, то те равную часть с ним примут».

Императрица даже точно знает, кто мог купить галантерею: «А я повелеваю всеконечно сыскать всё и прислать ко мне немедля, кроме саксонской посланницы, а прочие все должны возвратить. А именно у щеголих, надеюсь, они куплены, у Семёна Кирилловича жены и сестры её, у обеих Румянцевых: то вы сперва купцу скажите, чтоб он сыскал, а ежели ему не отдадут, то вы сами послать можете и указом взять моим».

21.Преннер Георг Гаспар Иосиф фон. Портрет императрицы Елизаветы Петровны. 1754

21.Преннер Георг Гаспар Иосиф фон. Портрет императрицы Елизаветы Петровны. 1754

Иногда Елизавета Петровна чудила и самодурствовала напропалую. Обычно она зачёсывала волосы назад и перевязывала их наверху длинной розовой лентой. Эта причёска ей очень шла, и в 1748 году был даже издан именной указ о запрещении делать такие причёски, какие носила Её величество. А в один прекрасный день Елизавета издала указ, повелевающий всем придворным дамам подстричься наголо, и выдала всем «чёрные взлохмоченные парики», чтобы носили, пока не отрастут свои волосы. Причиной появления приказа послужило то, что императрица не смогла удалить пудру со своих волос и решила выкрасить их в чёрный цвет. Однако это не помогло и ей пришлось состричь волосы полностью и носить чёрный парик.

22.Неизвестный художник 18 века. «Выезд императрицы Елизаветы Петровны из Аничкова дворца». 1750-е.








22.Неизвестный художник 18 века. «Выезд императрицы Елизаветы Петровны из Аничкова дворца». 1750-е.

Свою жизнь Елизавета стремилась превратить в волшебную сказку. Спектакли, музыкальные вечера, увеселительные поездки, куртаги, балы тянулись при дворе нескончаемой вереницей.

Но по сути Елизавета жила в обстановке золочёной нищеты.

Двор Елизаветы Петровны восхищал гостей богатством и великолепием. При этом «...жилые комнаты, куда дворцовые обитатели уходили из пышных зал, поражали теснотой, убожеством обстановки, неряшеством: двери не затворялись, в окна дуло; вода текла по стенным обшивкам, комнаты были чрезвычайно сыры» (Ключевский, по воспоминаниям Екатерины II).

23.Летний дворец. Неизвестный художник. Летний дворец Елизаветы Петровны (1741-1744, Ф.Б. Растрелли), великолепное деревянное здание на каменном основании, богато декорированное резьбой и скульптурой. Здесь в сентябре 1754 года родился будущий император Павел I. В конце XVIII века обветшавший дворец разобрали и на его месте построен Михайловский замок.






23.Летний дворец. Неизвестный художник. Летний дворец Елизаветы Петровны (1741-1744, Ф.Б. Растрелли), великолепное деревянное здание на каменном основании, богато декорированное резьбой и скульптурой. Здесь в сентябре 1754 года родился будущий император Павел I. В конце XVIII века обветшавший дворец разобрали и на его месте построен Михайловский замок.

Она оставила после себя кучу неоплаченных счетов и недостроенный Зимний дворец, поглотивший с 1755 по 1765 год миллионы казённых рублей. Доходило до того, что французские новомодные магазины иногда отказывались отпускать свои товары ко двору в кредит.

Иногда она уставала от жизни, полной развлечений, и отправлялась в свою особую резиденцию, которую придворные называли интимной, — Царское Село. Там в окружении самых близких — «малой свиты», как любила говорить императрица, — она отдыхала от утомительной пышности. Из-за не столь внушительных масштабов дворец не подходил для того, чтобы устраивать там торжества и большие приёмы.

24.1.Лансере. Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе. Выход Елизаветы Петровны со свитой интерпретируется как театрализованное представление, где величественная фигура императрицы, воспринимается продолжением фасада дворца. Композиция строится на контрасте пышной барочной архитектуры и пустынного партера парка. Художник иронично сопоставляет массивность архитектурных форм, монументальную скульптуру и действующих лиц. Его увлекает перекличка элементов архитектурного декора и деталей туалета. Шлейф императрицы напоминает приподнятый театральный занавес, за которым мы застаём врасплох придворных актёров, спешащих исполнить привычные роли. В нагромождении лиц и фигур спрятан «скрытый персонаж» – арапчонок, прилежно несущий императорский шлейф. От взгляда художника не утаилась и курьёзная деталь – незакрытая табакерка в торопливых руках кавалера-фаворита.







24.1.Лансере. Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе. Выход Елизаветы Петровны со свитой интерпретируется как театрализованное представление, где величественная фигура императрицы, воспринимается продолжением фасада дворца. Композиция строится на контрасте пышной барочной архитектуры и пустынного партера парка. Художник иронично сопоставляет массивность архитектурных форм, монументальную скульптуру и действующих лиц. Его увлекает перекличка элементов архитектурного декора и деталей туалета. Шлейф императрицы напоминает приподнятый театральный занавес, за которым мы застаём врасплох придворных актёров, спешащих исполнить привычные роли. В нагромождении лиц и фигур спрятан «скрытый персонаж» – арапчонок, прилежно несущий императорский шлейф. От взгляда художника не утаилась и курьёзная деталь – незакрытая табакерка в торопливых руках кавалера-фаворита.

Любители повеселиться часто бывают чёрствыми людьми. Елизавета была не из таких. Перед захватом престола в 1741 года она дала обет в случае успеха никого не казнить и сдержала слово, отклонив в 1754 году уже одобренное Сенатом уголовное Уложение с изысканными видами смертной казни. Фактически при ней смертная казнь в России была отменена и последующие государи в основном держались этого гуманного правила.

Было бы ошибочным думать, что жизнь Елизаветы Петровны складывалась лишь из приятных забот о своей красоте, карнавалах и прочего. Ей доставляли удовольствие и противоположные вещи — молитва, церковные обряды. Она проводила долгие часы коленопреклонённой перед иконами, истово соблюдала длительные посты, совершала паломничества к святым местам. Всё это не было для неё в тягость. Так, в марте 1760 г. (во время Великого поста) личный врач императрицы Пуассонье пришёл в отчаянье из-за её отказа прервать пост в связи с болезнью: «Она предпочитает умереть от грозящего ей отёка лёгких, чем выпить чашку бульона» (видимо, речь идёт о тяжёлой бронхопневмонии).

Она мечтала удалиться на покой в основанный по её указанию Смольный монастырь, строительство которого велось придворным архитектором Растрелли близ берега Невы на месте небольшого дворца, где она провела своё детство.

24.2.Смольный монастырь







24.2.Смольный монастырь

Она была последним государем, считавшим Москву родным городом и проводившим там много времени. Из первопрестольной она регулярно совершала пешие паломничества в окрестные монастыри — Саввино-Сторожевский, Новоиерусалимский и особенно в Троице-Сергиеву обитель, которая в её правление получила статус лавры и украсилась новыми постройками, включая самую высокую в России колокольню. Один раз, в 1744 году, добралась и до Киево-Печерского монастыря.

Богомолье Елизаветы часто превращалось в фарс, хотяона этого не замечала. У неё были свои искренние и чистые отношения с Богом. На богомолье ходят пешком, а до Троице-Сергиевой лавры от Москвы 80 верст. Такое расстояние не пройти за один день, надо где-то ночевать. Постоялые дворы не подходят, там бедность, вонь и насекомые, а потому рубятся в неделю путевые царские дворцы, мебель везли с собой.

Не успели подготовить деревянное жилье, разобьём в чистом поле шатры. Во время охоты Петра II обычай этот прочно вошёл в обиход царского двора. На богомолье с царицей идёт целый штат – тут и статс-дамы, и фрейлины, иногда и министры с жёнами, тут же слуги, повара и прочие. Застолья в поле широкие, народу много, весело!

А однажды, когда была пройдена уже большая часть пути, какие-то важные дела потребовали присутствия государыни в Москве. Елизавета умчалась в карете в столицу, в карете через несколько дней вернулась обратно и продолжила пешее богомолье с того места, на котором оно прервалось.

Порой на такие путешествия уходило все лето.

25.Портрет императрицы Елизаветы. Луи Каравакк

25.Портрет императрицы Елизаветы. Луи Каравакк

Стараясь укрепить положение православия в государстве, Елизавета уделяла значительное влияние вопросам вероисповедания.

При ней возросло значение Синода, жестоко преследовались старообрядцы. Синод заботился о материальном обеспечении духовенства, монастырей, распространении духовного образования в народе. В правление Елизаветы была завершена работа над новым славянским переводом Библии, начатая ещё при Петре I в 1712 году. «Елизаветинская Библия», вышедшая в 1751 году, по настоящее время с незначительными изменениями используется в богослужении Русской православной церкви.

2 (15) декабря 1742 года был принят указ о высылке всех граждан иудейского вероисповедания с разрешением остаться лишь тем, кто захочет принять православие. Примерно в то же время 19 (30) ноября 1742 года Елизавета издала указ о разрушении всех «новопостроенных за запретительными указами» мечетей на территории Казанской губернии и недопущении возведения новых, при этом построенные без нарушения законов мечети не разрушались. Епископ Лука (Конашевич) приступил к лихорадочному исполнению предписания — в течение двух лет из 536 мечетей в Казанской губерниибыло разрушено 418.

Вместе с тем в 1741 году вышел указ, разрешавший буддийским ламам проповедовать на территории Российской империи своё учение. Все ламы, пожелавшие приехать в Россию, приводились к присяге на верноподданство империи и освобождались от уплаты налогов.

Женское правление в России имело ту неприятную сторону, что создало твёрдую почву для системы фаворитизма. Впрочем, не все фавориты наших цариц 18 века были отпетые негодяи, как уже известный вам по прошлым лекциям Бирон, среди них встречались люди порядочные и дельные.

26.Разумовский

26.Разумовский

Из всех деятелей той эпохи самым близким к императрице человеком был Алексей Григорьевич Разумовский. По происхождению он был бедным украинским казачонком, который пас деревенское стадо, но за свой прекрасный голос был взят в придворные певчие и обратил на себя внимание Елизаветы. Императрица привязалась к Разумовскому так сильно, что по преданию тайно обвенчалась с ним. До самой её смерти Разумовский оставался одним из самых влиятельных людей России. Он стал кавалером всех русских орденов, генерал-фельдмаршалом и по просьбе Елизаветы был возведён в графы Римской империи. По характеру Разумовский был прям и очень властен, но вместе с тем благодушен и ленив. Он мало влиял на управление, постоянно уклоняясь от правительственных дел, хотя и успел сделать кое-что доброе как для России, так и для родной Украины. В преданиях русского двора он остался замечательным человеком, а в истории государства – довольно незаметной личностью. То же можно сказать про его брата Кирилла Разумовского, для которого Елизавета восстановила украинское гетманство, уничтоженное при Анне Иоанновне.

27.Петр Шувалов

27.Петр Шувалов

Гораздо более Разумовских влияли на дела братья Шуваловы. Старший Пётр Иванович, занимая многие важные государственные посты, имел крайнее честолюбие и стремление к наживе. Он весьма деятельно проводил экономические нововведения, которые шли во вред государству, но зато обогащали его карман. При дворе он крепко держался благодаря влиянию жены, Мавры Егоровны, ближайшей фрейлины Елизаветы. Могущественный, злопамятный и мстительный, Пётр Шувалов наводил страх на всех, и только Алексей Разумовский, говорят, безбоязненно и безнаказанно бивал его иногда батожьём под весёлую руку на охоте.

28.Иван Шувалов

28.Иван Шувалов

Совершенную противоположность брату представлял Иван Шувалов, человек образованный, гуманный, мягкий, можно сказать, без единого пятна на совести. Его всегда видели с книжкой в руках. Он учился из любви к знаниям, и эти учёные занятия сделали его отцом-основателем русского просвещения. Иван Иванович поддерживал русскую науку, состоял в близких отношениях с Ломоносовым, на пару с которым основал Московский университет с двумя гимназиями при нем.

29.Вид здания Московского университета. Современная копия с акварели неизвестного художника. 1790-е гг.






29.Вид здания Московского университета. Современная копия с акварели неизвестного художника. 1790-е гг.

По своим наклонностям Иван Шувалов не стремился к политической и государственной деятельности, предпочитая оставаться меценатом и куратором университета. Однако его перу принадлежит замечательное «Рассуждение о сбережении российского народа» — труд, к сожалению, до сих пор не востребованный нашими правителями.

30.Бестужев

30.Бестужев

Наконец, упомянем и канцлера Алексея Петровича Бестужева-Рюмина, который с 1742 по 57-й год руководил русской внешней политикой (чтобы вызвать в вашей памяти знакомый образ, напомню, что в «Гардемаринах» Бестужева сыграл Евстигнеев-старший). Это был человек на редкость умный и способный, отлично образованный и практик по натуре. Моральные его качества менее привлекательны. Бестужев не брезговал подарками от иностранных послов, хотя, следует отметить, что подкупить его было невозможно – он всегда оставался русским патриотом, ставившим интересы Отечества на первое место. Заслуги Бестужева на дипломатическом поприще неоспоримы – после позорных дипломатических провалов правительства Анны Иоанновны он сумел вернуть России подобающее положение в европейской политике. Минусом его дипломатии было то, что Бестужев чересчур близко к сердцу воспринимал европейские заварушки и пытался влиять на Европу больше и сильнее, чем того требовал здоровый национальный эгоизм.

В петербургском обществе конца XVIII века ходили слухи, что у Елизаветы были сын от Алексея Разумовского и дочь от Ивана Шувалова. В связи с этим после смерти Елизаветы Петровны появилось немало самозванцев, именовавших себя её детьми от брака с Разумовским; наиболее известна среди них так называемая княжна Тараканова. Но солидные исторические исследования развеяли эти слухи: императрица была бездетна.

В 18 веке мирные годы были в России всего лишь кратковременными передышками между войнами, которые длились годами, а порой и десятилетиями. В Семилетней войне с Пруссией русская армия разгромила очередного «непобедимого» противника.

31.Фридрих II

31.Фридрих II

В 40-х годах 18 столетия возмутителем спокойствия в Европе оказалась стремительно мужавшая Пруссия. Её молодой король Фридрих II получил от предыдущих поколений Гогенцоллернов дисциплинированных подданных, отлично налаженную налоговую систему и великолепно вымуштрованную армию – словом, все необходимое для агрессивной политики. С первых дней своего царствования он начал озираться по сторонам в поисках, что где плохо лежит. Его мало интересовал повод для войны. «Нравится ли тебе какая-то страна, так захвати её, если имеешь для этого средства, - откровенничал Фридрих. – Потом всегда найдёшь историка, который докажет справедливость твоей битвы, и юриста, который обоснует твои требования».

В 1747 году Фридрих вероломно напал на Австрию, оттяпав у неё изрядный кусок земли и блеснув полководческим талантом. Теперь его армия считалась образцовой, ему подражали. В европейский концерт был добавлен прусский барабан, весьма досаждавший ушам соседей. К тому же, считая себя учеником Вольтера, Фридрих имел слабость писать стишки и эпиграммы. О женщинах он высказывался так, что они готовы были растерзать его, а вся Европа тогда управлялась женщинами. Таким образом союз европейских держав против Пруссии получал самую надёжную основу – личную ненависть к ее королю.

32.Семилетняя война







32.Семилетняя война

В 1756 году разразилась новая война, в которой на Фридриха ополчились все женские страны Европы – Франция, где всем заправляла маркиза де Помпадур, Австрия, управляемая императрицей Марией-Терезией, и Россия, возглавляемая Елизаветой Петровной. Над 5-миллионным королевством Фридриха нависла почти вся континентальная Европа с почти 100-миллионным населением. Однако Фридрих целых три года блестяще отражал все нападения до тех пор, пока 1 августа 1759 год не повстречался у деревни Кунерсдорф с русской армией под началом генерала Салтыкова. Сражение открылось сокрушительной атакой пруссаков на наш левый фланг, который был совершенно уничтожен. Не дожидаясь конца боя, Фридрих отправил в Берлин гонца с вестью о полной победе. А спустя несколько часов вслед первой королевской записке полетела вторая, куда более грустная. «Я несчастлив, что ещё жив, - писал Фридрих своим министрам. – От армии в 48 тысяч человек у меня не остаётся и трёх тысяч. Когда я пишу это, все бежит и у меня нет больше власти над этими людьми. Сказать по правде, я считаю все потерянным». Что же случилось? А то, что русские, лишившись одного фланга, не только стойко выдержали все последующие атаки образцовой прусской армии, но и впервые в этой войне атаковали сами, обратив в бегство сначала непревзойдённую конницу короля, а потом и его непобедимых гренадёров. В следующем году русские войска заняли Кёнигсберг и Берлин – первый, но отнюдь не в последний раз в истории. Кстати, военным губернатором оккупированной части Пруссии был назначен Василий Иванович Суворов – батюшка великого полководца, который участвовал в этой войне в чине подполковника. Среди новых подданных, присягнувших королеве Елизавете, был 33-летний преподаватель Кёнигсбергского университета Иммануил Кант.

«Только судьба может спасти меня из положения, в котором я нахожусь», — признавался Фридрих. И судьба в самом деле не покинула своего любимца. Жить Елизавете Петровне оставались считанные дни.

Она не раз жаловалась, что ни один художник не может снять с неё похожий портрет.

Санкт-Петербургский митрополит Сильвестр (Кулябка) однажды отвечал на эту жалобу царицы так: «Предмет огорчения Вашего величества составляет предмет нашей радости... Потому что красота Вашего величества — неописанная!»

33.Портрет императрицы Елизаветы I. Г. Бухгольц. Та самая в профиль

33.Портрет императрицы Елизаветы I. Г. Бухгольц. Та самая в профиль

С годами, однако, красота её стала увядать, и она целые часы проводила у зеркала. Бледный цвет лица (признак аристократического образа жизни) достигался с помощью дорогостоящей пудры, которая могла вызывать сильные повреждения кожи и выпадение зубов из-за наличия в ней свинцовых белил. Использовалась и более опасная мышьяковая пудра. Позднее для производства пудры стали использовать щадящую рисовую и пшеничную муку. Почти все косметические средства в годы жизни Елизаветы создавались местными аптекарями, и содержали ядовитые вещества — ртутную и азотную кислоту.

Даже современная косметология утверждает, что постоянное использование косметики ведёт к тому, что ежегодно в женский организм поступает до трёх кг входящих в неё химических веществ. Попадая в кровь через кожу, они оказывают отрицательное воздействие на органы и системы на уровне клеток, способствуя развитию различных заболеваний от ускоренного старения кожи до онкологии. При этом отдельное вещество само по себе может быть безопасным, но при послойном нанесении на лицо ряда различных средств, содержащиеся в них условно безопасные составляющие, смешиваясь, могут наносить вред здоровью и провоцировать необратимые процессы в организме. Речь идёт об известном врачам феномене синергизма — явлении взаимного усиления эффективности либо побочного действия косметических средств.

Елизавета Петровна, действительно, жертвовала своим здоровьем во имя красоты.

34.Императрица Елизавета Петровна. художник Жан Анри Беннер

34.Императрица Елизавета Петровна. художник Жан Анри Беннер

Французский дипломат Ж.-Л. Фавье, наблюдавший её в последние годы, писал, что стареющая императрица «всё ещё сохраняет страсть к нарядам и с каждым днём становится в отношении их всё требовательнее и прихотливей. Никогда женщина не примирялась труднее с потерей молодости и красоты. Нередко, потратив много времени на туалет, она начинает сердиться на зеркало, приказывает снова снять с себя головной и другие уборы, отменяет предстоящие зрелища или ужин и запирается у себя, отказываясь кого бы то ни было видеть».

Он же описывает выход Елизаветы: «В обществе она является не иначе как в придворном костюме из редкой и дорогой ткани самого нежного цвета, иногда белой с серебром. Голова ее всегда обременена бриллиантами, а волосы обычно зачёсаны назад и собраны наверху, где связаны розовой лентой с длинными развевающимися концами. Она, возможно, придаёт этому головному убору значение диадемы, потому что присваивает себе исключительное право его носить. Ни одна женщина в империи не имеет права причёсываться так, как она».

Несомненно, образ жизни, который вела императрица, был предельно далёк от здорового, способствовал преждевременному изнашиванию её организма. Казимир Валишевский: «Императрица... в постные дни питалась исключительно вареньем и квасом, чем вредила своему здоровью... На масленице она съедала по две дюжины блинов. Главного шеф-повара Фукса приводила в отчаяние своим пристрастием к щам, буженине, кулебяке. Малороссийская кухня, жирная и сытная, которую Елизавета Петровна полюбила под влиянием своего близкого друга Разумовского, способствовала развитию её полноты. Из алкогольных напитков предпочитала лёгкое пиво и венгерское вино...». «...Врачи давали ей благие советы, требуя воздержания в пище и питье, она отмахивалась от целителей, как от надоедливых мух, и продолжала вести себя как прежде» (В. Балезин).

Перешагнув сорокапятилетний рубеж, императрица «стала часто и подолгу болеть».

Александр Иванович Вейдемейер историк пер. пол. 19 века): «Здоровье Императрицы Елизаветы Петровны приметным образом начало ослабевать, особенно, с 1756 г. С Нею делались обмороки и конвульсии. В начале сентября 1758 г. в день Рождества Богородицы, находясь в Царском селе, Елизавета Петровна слушала литургию в приходской церкви. Уже в самом начале службы она почувствовала себя дурно и вышла на воздух. Сделав несколько шагов, упала без памяти в судорогах на траву. После кровопускания и посредством разных лекарств её привели в чувство, но, открыв глаза, она никого не узнавала в течение двух часов. В последующие несколько дней не могла свободно говорить (видимо, прикус языка)... С начала 1761 г. каждый месяц у неё имели место (эпилептические?) припадки, после которых в последующие три-четыре дня её состояние было близко к летаргическому, не могла говорить».

35.Императрица Елизавета Петровна. Поздний портрет

35.Императрица Елизавета Петровна. Поздний портрет

С этого времени врачи отмечают у неё носовые кровотечения, одышки, отёчности нижних конечностей. По одним данным, с 1757 г, по другим, значительно позднее (с начала 1761 г.) появились трофические (т. е. связанные с нарушением питания кожи) кровоточащие язвы в области голеней, не поддающиеся лечению.

Ей стало трудно ходить, стало невозможным носить модную обувь. Постепенно балы, приёмы, театры и т. п. ушли на второй и даже более отдалённый план. О танцах думать уже не приходилось.

Участились судорожные припадки, очень пугавшие Елизавету Петровну. Она всё больше замыкалась, допуская к себе самых близких ей людей, реже министров, умолявших её поставить подпись под тем или иным документом, иногда ещё портных. Стала мнительной, обидчивой, всех подозревала в каких-то неблаговидных поступках. В последний раз Елизавета Петровна появилась на балу в честь Св. Андрея Первозванного зимой 1760 г.

С конца 1760 г. у неё «резко снизился аппетит, ела мало», «перестала употреблять скоромную пищу».

Весь 1761 г., до самой кончины, она провела в постели, редко вставая. В марте этого года перенесла тяжёлую бронхопневмонию, грозившую ей отёком лёгких. «Простудная лихлорадка» вновь свалила её в ноябре.

Очередное ухудшение в состоянии её здоровья наступило 12 декабря 1761 г. Неожиданно возник упорный кашель, сопровождавшийся кровохарканьем с последующей резкой слабостью. Личные врачи императрицы, лейб-медики Якоб Мунсей, Иоганн Шиллинг и Николаус Краузе, осмотрев Елизавету, высказали «опасения» в отношении «воспалённого состояния её организма». Они пустили императрице кровь — «испытанное средство, почитавшееся за верное во всех случаях» (из официального Сообщения о кончине императрицы).

С этого времени состояние её то несколько улучшалось, то снова ухудшалось. 19 и 22 декабря отмечаются «жестокая с кровью рвота сделалась, и притом такой сильный кашель, которой почти не преставал», «23 декабря [началось] кровотечение из горла, продолжавшееся весь день», в связи с чем умирающая исповедовалась и причастилась.

24 декабря приступы жестокого кашля с кровью и сильная, часто повторяющаяся рвота с кровью повторялись, и врачи были бессильны приостановить кровотечение.

Что это было? Современные врачи делают разные диагнозы — от туберкулёза до пневмонии и сифилиса.

Елизавета Петровна, понимая, что часы её сочтены, и оставаясь ещё в сознании, соборовалась и дважды заставляла читать отходные молитвы, повторяя сама их за духовником. В этот же день она амнистировала 13 000 контрабандистов и 25 000 несостоятельных должников, чьи долги были менее пятисот рублей.

За сутки до смерти она сказала: «Страдания мои слишком легки в сравнении с моими грехами».

«Ночь и большую половину дня 25 декабря 1761 г. здравие Ея Величества становились от часу слабее, пока в четвёртом часу по полудни Богу угодная Ея душа от тела разлучилась (скончалась)» (из официального Сообщения).

5 февраля 1762 года тело императрицы Елизаветы Петровны со всеми почестями было захоронено в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

36.Надгробие над местом захоронения императрицы Елизаветы Петровны в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга

36.Надгробие над местом захоронения императрицы Елизаветы Петровны в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга

Она искренне пыталась продолжить реформы своего отца, и, при желании, можно найти немало доказательств этому. И, в то же время, жила страстями, оставаясь такой, какой её создала природа со всеми достоинствами и недостатками.

Говоря словами Ключевского, Елизавета была умная и добрая, но беспорядочная и своенравная русская барыня XVIII века, которую по русскому обычаю побранивали при жизни и дружно оплакали после смерти.

А русский искусствовед барон Николай Николаевич Врангель, автор блестящего эссе о «дщери Петровой», нашёл для неё такие слова: «Всепресветлейшая Елисафет», Всемилостивейшая Государыня, «Венера», женщина с глазами, полными воробьиного соку» (живые, весёлые, как воробьи), богомольная затейница и весёлая баловница, ленивая и беспечная, русская во всём Императрица отражает, как зеркало, пряничную красоту пышной середины XVIII столетия».

«Императрица Елисавета была последней русской Царицей ещё в «дореформенном» значении этого слова и, как запоздалый дикий цветок, расцвела среди привозных оранжерейных растений. Вся она является таким цельным и милым нам, ныне уже выродившимся, славным типом русского характера, что все, кому дороги национальные заветы, не могут не любить её и не восхищаться ею».

Моя видеолекция о Елизавете Петровне

https://youtu.be/ziTI3Mx4tfY

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом.

Буду благодарен, если вы поддержите меня посильной суммой

Сбербанк 4274 3200 2087 4403

У этой книги нет недовольных читателей. С удовольствием подпишу Вам экземпляр!

Последняя война Российской империи (описание и заказ)


Мои книги в электронном формате

Европейская мозаика

Русское тысячелетие

Исторический калейдоскоп

Карлик Петра Великого и другие

Князь Владимир — создатель единой Руси



Ссылка на историю https://zaist.ru/~I1Q0Z

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Книга-альбом «Святые покровители Земли Русской»

Книга-альбом
«Святые покровители
Земли Русской»



 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru